БильбордФабрика СтартФОРТУНА - товары для бильярда

«У меня не было желания не то что играть в снукер, а даже вставать с кровати»

Несмотря на тяжелую депрессию, Гэри Уилсон на проходящем в эти дни турнире сумел выдать максимальный брейк. О своем состоянии игрок рассказал в эксклюзивном интервью Metro UK.


​Скрытая причина игровых проблем, которые преследуют Гэри Уилсона не один месяц, — прогрессирующая депрессия. Знатокам бильярда хорошо известно, что тонус игроков подвержен перепадам: за взлетом следует падение, и наоборот. Поэтому со стороны могло показаться, что 35-летний игрок всего лишь проходит через очередной спад формы. На самом же деле тревожные сигналы поступали и ранее. Так, во время матча в рамках Championship League против Джона Хиггинса Уилсон после промаха дал волю эмоциям, разметав позицию по столу.

Потом Гэри принес извинения сопернику, а впоследствии написал в своем микроблоге, что чувствует себя полностью опустошенным. И это касается не только спортивной стороны жизни. Все было настолько плохо, что способа вылезти из этой дыры он не видел.
К счастью, похоже, в состоянии игрока впервые с тех пор наметился позитивный переход. По крайней мере сейчас Уилсон готов открыто говорить о своих проблемах.

«Людям, которые хорошо меня знают, известно, что я не из числа тех, кто будет спекулировать на подобных вещах. И что в то же время я никогда не жалуюсь по пустякам. Слово ''депрессия'' для меня не из тех, которыми можно так вот разбрасываться. Хотя бы на том основании, что я уважаю людей, которые проходили через это состояние и смогли найти в себе силы рассказать о своих чувствах.

А я не отношусь к тем, кто готов легко открыться. И, думаю, для меня это только усугубило возникшую проблему. Отгородиться от внешнего мира и уговаривать себя, будто это не может произойти со мной наяву, — не лучшее решение в такой ситуации. Да, а я в течение некоторого времени находился в стадии отрицания. К счастью, в конце концов я нашел в себе силы и мужество признать, что проблема существует, и не испытывать стыда в связи с этим признанием».

Депрессия может проявляться по-разному. Для Гэри Уилсона она выразилась в том, что ему стало трудно находить мотивацию не только в снукере, но и в повседневных действиях.

«Нет желания играть в снукер. Нет желания утром вставать с кровати. Я не вижу ни целей, ни смысла в делах, которые до того были привычными. Не знаю, что скажут эксперты-медики, но для меня это выглядит как стопроцентно депрессивное состояние. В каком я и пребывал в течение довольно длительного периода».

Причина этого, по мнению английского снукериста, кроется в продолжительных проблемах, с которыми он и его невеста столкнулись при обустройстве дома. Обширный фронт работ развернулся еще в 2019-м, и согласно плану их предполагалось закончить за 6 месяцев. Но даже полтора года спустя реконструкция и строительство еще продолжаются. Это и стало, как считает Гэри, той соломинкой, что переломила спину верблюда. Такому развитию событий 2020 год с его состоянием повсеместной изоляции никак не благоприятствовал. Да и финансовые дела на этом фоне изрядно ухудшились.

«На этом строительстве мы понесли большие затраты, и все пошло совсем не так, как мы рассчитывали, — рассказывает Уилсон. — Во время пандемии мы должны были оставаться дома, а мы с Робин даже не ощущали того, что у нас он есть. В каждом помещении все буквально с ног на голову, и такая обстановка оказалась очень напряженной, особенно на протяжении полутора лет. Теперь-то хотя бы некоторые участки дома можно назвать жилыми, и проблем стало меньше. Но перед нами по-прежнему маячат еще несколько месяцев всех этих строительных работ. С одной стороны, сейчас я думаю, что мы излишне сильно переживали по этому поводу, растратили слишком много нервов. Но даже теперь, когда впереди уже показалось окончание этого процесса, я испытываю уныние, сожалея о том времени, что было потрачено. И эти мысли тоже вгоняют меня в состояние депрессии.

Я далеко не сразу заметил, что что-то с нами не так. Лишь месяц или два назад я осознал, что не хочу делать ровным счетом ничего. Да, честно сказать, это и по сей день продолжается. Поднимаясь с кровати, я всякий раз задаюсь вопросом, а зачем это нужно?

Но в какой-то момент я задумался, что это состояние не вполне нормальное. И что об этом стоит с кем-нибудь поговорить. В итоге я обратился к специалисту в области спортивной психологии, прошел с ним несколько сеансов. Это сотрудничество оставило у меня положительное впечатление. Я не торопил события, но постепенно информировал свое окружение о характере и истинной причине проблем, с которыми столкнулся. Но в действительности главное, что мне нужно сделать, это осознать происходящее самому для себя, самому полностью разобраться с этим внезапным и не очень заметным недугом. Следует научиться справляться с этим.

Я разговаривал о проблеме с невестой, с родителями, со своими друзьями. Иногда достаточно просто выговориться, искренне рассказать о своих переживаниях — и чувствуешь, будто камень с души упал. Особенно если встречаешь понимание и сочувствие».

Поводом для серьезной озабоченности Гэри Уилсона стало не только подавленное душевное состояние, но и вызванная им потеря веса.

«Я и так, наверное, один из самых щуплых людей, кого вы только можете встретить — вешу не более 60 килограммов. И поэтому, когда подруга сказала мне, что я похудел, — вот тут я не на шутку испугался. Я проверил и убедился, что и впрямь потерял почти шесть кило... Это помогло мне понять, что дела мои и в самом деле обстоят неважнецки. Вообще это крайне странное ощущение.

«Узнав о моем состоянии, со мной связались представители World Snooker, которые предложили мне помощь. И, вероятно, я воспользуюсь этим предложением. Я не тороплю события. Прежде чем разговаривать об этом с другими людьми, я должен полностью переварить все сам, и только тогда я буду готов. Знаете, я где-то слышал, и готов это подтвердить, что если просто выговаривать слова, вместо того чтобы делать это обдуманно, искренне рассказывая о своих чувствах, — впечатление слушателя будет совершенно неверным. А вот если утрясти все в своей голове, если говорить о проблеме по-настоящему вдумчиво, — тогда можно проникнуть в самую суть».

Накануне нового старта — WST Pro Series — Гэри Уилсон поведал, что пока не очень жаждет вновь вернуться к столу.

«Разумеется, я хочу играть и зарабатывать игрой. Но на текущий момент, в своем нынешнем состоянии, я не очень-то горю желанием играть в снукер. Прежде чем по-настоящему этого захотеть, мне нужно вернуть себе прежний уровень. А когда знаешь, что тебе нечего особо предложить за столом, не особенно рвешься в бой. Иное дело, когда ты проделал хорошую работу, находишься в отличном расположении духа и тогда предвкушаешь приближение очередного турнира, чтобы показать себя. Увы, сейчас мое время для этого еще не пришло.

Но в спорте все может перевернуться в одно мгновение. И иногда найти мотивацию можно буквально на ровном месте. Внезапно ряд факторов сходится в одной точке, у тебя все получается, и на этой волне ты можешь благополучно добраться до самого окончания сезона. Так что я не оставлю попыток, и, спешу вас уверить, буду стараться и дальше. Сколько бы времени на это ни понадобилось. А там посмотрим, куда кривая вывезет».

Что ж, надеемся, что серия в 147 очков, проведенная Уилсоном накануне, станет для игрока отличным сигналом, что он на верном пути.

(Источник — Metro UK. Фото — Anna Gowthorpe/BPI/REX, GettyImages)