БильбордВаша рекламаФОРТУНА - товары для бильярда

Рубрика «В фокусе»: Флориан Кёлер

Очередной герой нашей рубрики родом из Франции, а местом жительства выбрал игорную столицу мира.


Флориан Кёлер, получивший известность под прозвищем Venom (в переводе — яд, ядовитый), родился в 1988 году в Мюлузе. Сейчас он проживает в Лас-Вегасе.
Чтобы узнать о том, как началась карьера этого известного бильярдного шоумена, сперва обратимся к информации на его интернет-сайте.

Впервые Флориан взял кий в возрасте 18 лет и принялся делать всякие забавные штуки на мини-столе, который получил на день рождения. Первым трюкам он научился по видео из интернета. Но делать старые, давно известные удары ему быстро наскучило, и вскоре Веном начал придумывать свои варианты. Всего через два года он уже соревновался с профессиональными трюкачами, которые начали играть задолго до того, как он появился на свет.

— Кто на первых порах выступал для тебя источником вдохновения?

— Это был некий автор трюковых видео под ником Ppooler. Затем — Семих Сайгинер, а потом Майк Мэсси и Том Россман.

— Ты знаменит как весьма изобретательный фокусник, который часто придумывает новые захватывающие удары. Как это устроено? Как именно рождается новый трюк?

— О, это довольно сложно объяснить. Я бы сказал, что в этом процессе есть всего понемногу. Бывает, интересная мысль приходит, когда я смотрю трансляции каких-нибудь других видов спорта. А иногда удар придумывается непосредственно на месте, в процессе съемок очередного клипа.
Бывает и так, что совершенно ничего не получается придумать, а назавтра вдруг раз, и рождается сразу два-три новых фокуса.

Мне, разумеется, хотелось бы лучше «управлять» этим процессом, но он на самом деле схож с творчеством. Поэтому, как и у мастеров искусства, многое здесь зависит от вдохновения. Которое, в свою очередь, может быть вызвано рядом самых разных факторов.

— А сколько занимает весь процесс создания трюка — от изначальной идеи до представления его перед зрителями?

— И на этот вопрос тоже не ответишь однозначно. Иногда трюк готов стать частью шоу-программы через 15 минут — если он несложный. Если же он достаточно трудоемкий, то прежде чем я определюсь, подходит он для демонстрации или нет, может пройти не одна неделя.

— Как тебе пришло в голову для записи очередного видео привезти свой стол в пустыню Мохаве, в Долину огня?

— О, это была моя давняя мечта. Я всегда считал бильярдные залы неким стереотипом, поэтому в своих видео я постоянно стремился выйти за пределы четырех стен. К тому же, на мой взгляд, окружающий пейзаж добавляет такое ощущение, присущее экстремальным видам спорта, — что очень гармонирует с моими трюками.

— Пару лет назад в твоих клипах начала появляться твоя супруга. Как это получилось?

— Вполне естественным образом. Одной из замечательных сторон пула является возможность поделиться своим знанием с другим. Так моя жена разучила несколько приемов, и ей это пришлось по душе.
Через некоторое время стало очевидно, что нам следует записать парные видео.

То же самое было и ранее, когда я задействовал ее в качестве модели. Я частенько приглашал ее, чтобы проверить некоторые удары в процессе тренировки, потому что она поистине бесстрашная. И это тоже помогало выяснить, какой из трюков стоило бы включить в шоу-программу. Мы как пара очень любим весь этот процесс, он приносит нам массу удовольствия!

— Как по-твоему, ты обладаешь природным талантом — или же в твоих успехах сочетаются талант и упорный труд?

— Отвечу так: творческую часть я действительно не в состоянии объяснить. Но остальное — это работа, работа и еще раз работа!

— Испытываешь ли ты на себе некоторое давление со стороны других перспективных мастеров артистического бильярда? Поджимают ли новички?

— Я недавно беседовал на эту тему с Майком Мэсси, и, откровенно сказать, такой проблемы нет.
Я даже в некотором роде испытываю нехватку этого. Есть люди, очень одаренные технически, и они способны выигрывать турниры. Однако мало кто может сравниться со мной в творческой части. А просто повторять то, что кто-то уже сделал до тебя, это ведь совсем не то, что создавать с нуля.

— Расскажи о своих высших достижениях.

— Определить их не так-то просто. Я всегда считал, что мои достижения на соревнованиях никогда не были столь же важны, как свершения вне пула.
Если выбирать, то назову свое первое попадание в Книгу рекордов Гиннесса. Первый миллиард просмотров моего клипа. А также миллион подписчиков в фейсбуке, а вскоре — и на YouTube! Ни один из мастеров кия не был награжден вот этой самой «Золотой кнопкой» YouTube, поэтому это достижение будет совершенно особенным.

— Сколько времени ты уделял тренировкам в начале пути и сколько упражняешься теперь?

— Сейчас у меня много разных проектов, из-за чего я, конечно, тренируюсь все меньше. Когда же я начинал, я посвящал тренировкам немыслимое количество часов, и так было на протяжении семи лет.
Бывало, я мог упражняться по 10 часов в день, пока не стирал руки в кровь.

— На что нужно обратить особое внимание новичкам в трюковом направлении бильярда?

— Определенно, я посоветовал бы придумывать новые удары и выработать свой уникальный стиль. Я считаю, что развитие технологий в киестроении дает нам возможность делать все более и более сложные вещи.

— Помимо прочего ты довольно недурно играешь в «девятку»... Каков твой уровень, если, к примеру, взять за шкалу рейтинг АРА?

— Как оператор одной из лиг в Вегасе могу ответить достаточно точно: между 7 и 9. Я собирал 73 в стрейт, в «девятку» — 5 партий с кия, все это на 9-футовых столах.

— Играешь ли ты в региональных турнирах?

— Да, но крайне редко. Не потому, что мне не хочется, просто я, как правило, очень занят. Моя работа — трюковой пул, а пул игровой для меня хобби. Так я к этому и отношусь, стараясь в выходной день организовать свои шоу, а не поучаствовать в турнире.

— Слышали, будто у тебя черный пояс по дзюдо, и ты по-прежнему занимаешься на татами. Так ли это?

— Да, это правда. К сожалению, активные занятия дзюдо мне пришлось свернуть, как только начала успешно развиваться моя карьера в бильярде. Чтобы уберечься от травм.

— Какое значение для представителя трюкового направления имеет игровое оборудование?

— Очень важное! Большинство ударов можно выполнить стандартным оборудованием. Однако для трюковиков самая важная характеристика киев — чтобы они были надежными и долговечными.
Например, порядка 70% своих ударов массе я могу сделать обычным игровым кием. Но бьюсь об заклад, что через полсотни попыток у него развалится стакан или еще что-то сломается.

— Когда ты осознал, что трюки могут стать для тебя источником заработка?

— Это приходило постепенно. По-настоящему я почувствовал это, когда мое видео стало очень популярным, благодаря чему появились спонсоры и я получил материальную поддержку.

— Сколько времени в году ты проводишь в разъездах?

— Я не смогу назвать число дней, но вот вам пример: в прошлом году у меня было около 120 перелетов!

— У твоего канала на YouTube почти миллион подписчиков. Что требуется от игрока, чтобы быть достойным представителем своих спонсоров?

— В первую очередь он должен любить свое занятие, любить игру. Этим невозможно заниматься исключительно ради денег или титулов. Это такая игра, что стоит лишь подумать, будто у тебя все под контролем, как она тут же накажет за эту минутную расслабленность.
Я просто стараюсь наслаждаться игрой и с любовью отношусь к каждой разновидности бильярда. В этом легко убедиться, посмотрев мои шоу-программы.

— Какие действия следовало бы предпринять представителям бильярдной индустрии, чтобы получить большее признание со стороны?

— Я полагаю, нужно ломать клише, действовать профессионально и взаправду считать себя профессионалами своего дела. В конце концов, пул — один из самых популярных видов спорта, так что с правильным подходом к делу нам по силам добиться того статуса, которого мы заслуживаем.

— Что скажешь о Matchroom и их попытках вывести игру на новые высоты?

— Это великолепно! Каждая попытка такого рода несет пользу для всех. Даже для тех игроков, которые не попадают на их сорвенования. Ведь наш вид спорта в целом станет более профессиональным.

— Как мы знаем, ты участвовал в кампании «Бильярд 2024», целью которой было продвижение этого вида спорта в программу Олимпиады. Удивило ли тебя решение МОК, который в итоге принял в программу Игр не бильярд, а такие виды, как серфинг, скалолазание, скейтбординг и брейк-данс?

— На мой взгляд, эта попытка со стороны бильярда была лучшей за долгое время. Представители индустрии и различных разновидностей игры, забыв про различия, работали вместе ради достижения общей цели.
Да, в итоге наши старания не воплотились в результат, однако я убежден, что «процесс пошел», и они станут отличным залогом на будущее.
Замечу, что, по-моему, для других дисциплин это был больше вопрос лоббирования и маркетинга, и мы, увы, ничего не могли с этим поделать...

— Твои цели на 2020 год?

— В данный момент их невозможно сформулировать. В планах было увеличить масштабы лиги и вернуться к гастрольной деятельности. Но в нынешней обстановке с COVID-19 никак не предугадаешь, какой окажется экономическая ситуация даже через месяц...
Я все еще надеюсь, что смогу продолжить популяризацию игры своими выступлениями, особенно в расчете на молодую аудиторию.

— Можем ли мы ожидать от тебя новых мировых рекордов в предстоящие пару лет?

— Несомненно. У меня даже была запланирована попытка на следующий месяц. К сожалению, по известным причинам пришлось все отменить. Я подумываю о том, чтобы выполнить этот номер в прямой трансляции, но трудно сказать, насколько это устроит комиссию Книги Гиннесса в нынешних обстоятельствах... Безусловно, я буду держать всех интересующихся в курсе!

— Как считаешь, что делать сейчас игрокам в условиях пандемии коронавируса?

— Это будут очень непростые времена для всех. И как нарочно, они наступили именно в тот момент, когда дела вроде пошли на лад. Очевидно, мы не можем выезжать на соревнования, не можем участвовать в турнирах. Так что сейчас нам остается лишь делиться нашей страстью к игре посредством интернета. И по возможности тренироваться с максимальной отдачей!

(Источник — SuprCharged и AZBilliards)