Бильборд
Международный коммерческий турнир Кубок Кипра. Лимассол. Декабрь 2019Магазин киёв Сталева и БауроваСестрорецкий курортФОРТУНА - товары для бильярда

«Основная задача тренера — видеть и направлять»

В преддверии чемпионата мира IBSF, который состоится в Анталье, ЛЛБ публикует эксклюзивное интервью с тренером одного из участников предстоящего турнира — Ивана Каковского.


Охватывая взглядом зрителей турнира по снукеру, невольно замечаешь человека, который неотрывно смотрит на яркий прямоугольник игрового поля, следя за действиями Ивана Каковского. Лишь на короткое время он отводит взгляд от стола, для того чтобы зафиксировать свои наблюдения на бумаге. Знакомьтесь: Евгений Куваев, нынешний наставник лучшего на данный момент российского игрока в снукер.

Своего подопечного он по-отечески зовет Ваней, а рассказывая о нем, часто употребляет множественное число — так, как это обычно делает тренер спортивного коллектива в командных видах. И это легко объяснимо: у Евгения Васильевича весьма богатое футбольное прошлое. Беседа состоялась во время Кубка независимости — турнира по снукеру, состоявшегося в Киеве, к событиям которого наш собеседник не раз возвращался в ходе обсуждения.

Бильярд — нелегкий спорт

— Для начала расскажите о своем спортивном опыте. Сколько клубов было в вашей карьере?

— У меня больше стажа в мини-футболе. Как игрок — не считал, наверное, более пяти прошел. А как тренер, если брать на высшем уровне, проработал фактически с одним, это петербургский "Политех". Там сперва был играющим тренером, но тогда не очень получилось. Затем был перерыв в пару лет, после чего пришел туда вторым, а после уже главным.

— Как давно началась ваша тренерская карьера?

- Точно по годам не вспомню, но уже более семи лет назад. До того поиграл в высшей лиге за команды Санкт-Петербурга, за Челябинск, Саратов. Практически со всеми известными игроками той поры.

— А из известных тренеров довелось с кем-нибудь поработать?

— С Юрием Николаевичем Рудневым, который не один год тренировал московское "Динамо", привел его к чемпионству. Мы до сих пор общаемся.

— Каким же образом футболист оказался в бильярде?

— По воле случая (улыбается).

— Как давно это произошло?

— В декабре будет два года, как мы с Ваней сотрудничаем.

— Является ли это сотрудничество вашим первым опытом работы с бильярдистом?

— Я бы даже сказал, единственным.

— Должно быть, у вас прежде был некий интерес к бильярду вообще или снукеру в частности?

— Я и до того приходил на соревнования с участием Ивана. Приходил, смотрел.

— И как же вы из зрителя превратились в тренера?

— Дело в том, что мы дружны с Ваниным отцом. Сергей давно обращался ко мне с просьбами позаниматься с сыном в определенном режиме. Поначалу мы где-то около полугода занимались в пробном порядке - я еще работал в футболе, и с Ваней мы трудились в свободное время. А позже перешли на полноценную работу. Так все и завязалось.

— Вы проходили для этого какое-либо профильное обучение в области бильярда, или же действуете на основании того опыта, который был приобретен вами в прошлом?

— Специально не обучался, нет. Работая вместе, мы с Иваном учимся друг у друга. И, разумеется, есть вещи, которым я уже не могу его научить.

— Как по-вашему, можно ли найти у бильярда что-то общее с футболом или же другими командными видами спорта?

— С командными, наверное, точки соприкосновения найти тяжело. Но с точки зрения спорта вообще... Направления, конечно, разные, однако принципы в целом одинаковые. Бильярдисты — те же спортсмены. Кто-то не склонен считать бильярд спортом, даже Иван иногда сомневается (улыбается). На том уровне, на котором он выступает, бильярд, безусловно, является спортом. Причем достаточно тяжелым. Мои наблюдения позволяют определенно утверждать это, хоть я и относительно недавно познакомился с данным видом. Например, сложно научиться удерживать концентрацию на протяжении долгого времени. В том же футболе все чуть проще.

— Может быть, какие-то взаимосвязанные моменты прослеживаются и в тренировочном процессе?

— Вполне. Сами методики, они примерно одинаковые. Подходы к определенным вещам. Та же элементарная статистика, как во всех видах спорта. Мне сложно судить конкретно, но в том, с чем мне приходилось сталкиваться, все примерно похоже.

— Это ваш первый совместный выездной турнир?

— Нет, мы вместе ездили на чемпионат мира, чемпионат Европы, Q-School. Вообще, хотел бы заметить, нынешнего объема турниров недостаточно.

— То есть сейчас, по вашим наблюдениям, нужно больше турниров на любительском уровне?

— Да. Дело еще и в том, что турниры вроде чемпионатов Европы и мира среди любителей несколько отличаются от того уровня, к которому мы стремимся. К тому, что нужно нам, ближе вот этот турнир в Киеве. Ближе по своему принципу, что ли.

— Давайте уточним: по-вашему, уровень чемпионата мира среди любителей уступает нынешнему Кубку независимости?

— Именно так. Потому что на чемпионате мира есть шанс вкатиться в турнир, там есть групповой этап. И на этом этапе есть проходные, назовем их так, игры, через которые можно войти в игровой тонус. Разобраться со столами, почувствовать себя более комфортно. Здесь же — и с этим мы столкнулись и на Q-School, и на челлендж-туре, и на этом турнире — сразу "олимпийка". Нет права на ошибку. И, соответственно, психология другая.

— Вроде кубковых игр в футболе?

— Наверное, да. Здесь нивелируется разница в классе, более слабый может "доехать", тем более что играется всего три фрейма.

Чемпионы мира по товарищеским играм

— Работаете ли вы с Иваном каким-либо образом над игровой техникой?

— Нет. Есть вещи, которым я совершенно точно не могу его научить, это будет довольно нелепо.

— Получается, вы берете на себя функции скорее психолога?

— Видимо, так. Плюс ко всему я его определенным образом направляю. Веду статистику и выполняю анализ того, какие действия получаются, а какие нет.

— Можете ли рассказать (или хотя бы частично затронуть, не раскрывая возможных секретов), чему сейчас уделяется наибольшее внимание на тренировках?

— В последнее время работаем над серийностью. Прежде всего — над построением серии вокруг черного шара. И, на мой взгляд, именно на этом турнире Иван сыграл очень качественно в том, чем мы занимались в предыдущие месяцы. По крайней мере те акценты, что были сделаны, мне понравились.
А так работы много на всех участках. Бывает, то тут, то там обнаруживается некий недостаток.

— Какую информацию вам удалось получить на основе прошедшего турнира? И над чем предстоит работать по горячим следам?

— В первую очередь это та проблема, что была и прежде. Это сам соревновательный процесс, а именно ответственность, которая связана с соревнованием. Например, здесь мы сыграли с тем же Владом Вишневским два спарринга, которые были выиграны, что называется, в одну калитку, но в турнире... (Иван и Владислав встретились в матче 1/4 финала, и украинский снукерист, к удивлению большинства, не пустил россиянина дальше, победив 3-2. — Прим. ред.)

Мой опыт говорит, что любой спортсмен в условиях соревнования — в состоянии, когда присутствует ответственность за результат и связанное с этим давление — показывает не более 60% от того, что способен демонстрировать в тренировочном процессе. Когда у него есть право на ошибку и так далее.
Поэтому я и хочу, чтобы мы побольше поучаствовали именно в подобных турнирах, где такой роскоши ошибаться безнаказанно нет. Пока же в таком формате — когда ошибся, сразу получил за это и нужно немедленно спасаться — мы однозначно проседаем психологически. Я думаю, этот навык приходит только через определенную практику, через турнирный опыт. Потому я и хочу, чтобы мы как можно больше в этом году поучаствовали в турнирах разного плана.

Ведь как показывает практика, один матч Ваня способен выиграть у кого угодно. Вот на недавнем ЧМ до 21 года он приехал, в группе всех китайцев обыграл, включая того, что накануне стал чемпионом мира в возрастной категории до 18 лет... Но по ходу турнира, как только мы попали в «олимпийку»... пошло несколько иначе. Это придет только с опытом. Опытом именно таких игр и таких турниров. Иначе никак.

— Имеются ли у вас виды на ближайшие турниры подобного рода? Есть конкретный план выступлений?

— Хотим попасть в челлендж-тур. Пока мне не до конца понятны принципы попадания туда. По рейтингу, я знаю, мы не прошли, на Q-School выступили неудачно, выиграли всего один матч. В общем, напрямую мы не попадаем. И пока не знаю, допустят нас туда вообще или нет, быть может, на какие-то отдельные туры... Также будем искать турниры, подобные киевскому, потому что без этого тяжело.
Взять те же чемпионат России, Кубки России. На сегодняшний день, в моем понимании, они абсолютно не соответствуют тому, что нам нужно. И каждый такой турнир, в котором участвует Ваня — это мое личное мнение, — мы делаем шаги назад.
То состояние, в котором он их выигрывает, оно неправильное. Образно говоря, он может позволить себе делать что пожелает, и все равно побеждает, без вариантов.

— Разве что, наверное, Михаил Терехов способен составить конкуренцию?

— Да, но опять же... Мы играем с ним спарринги, и происходит примерно как с Владом. В основном они проходят с подавляющим преимуществом Ивана и не несут того интереса. Он сам уже в них ведет себя неправильно. Поэтому возможность оценить себя адекватно дает только опыт таких турниров. И пока, как мне кажется, нам не удается преодолеть вот этот барьер.

— В свете сказанного о турнирах в России и в Англии. Нет ли мыслей, что для того, чтобы произвести качественный скачок, нужно на какое-то осязаемое время уехать в Британию? Допустим, полгода-год?

— Однозначно сказать трудно. Мы в этом году были в Англии. Приехали на Q-School, проиграли в первом раунде. У нас получилась неделя до следующего, и мы провели ее в академии в Шеффилде.

— Под началом какого-то местного тренера?

— Нет, сами по себе, тренировались и проводили спарринги. Если честно, не могу сказать, что это такая уж большая разница. Спаррингов много, но они такие же... такие же безответственные, что ли. Да, мы играли с хорошими мастерами. Это очень достойные игроки, но уровень ответственности не тот, который нам нужен.  Все эти игры проходят все в таком режиме, который меня — подчеркну, лично меня — на сегодняшний день не устраивает. Знаете, мы скоро, наверное, станем чемпионами мира по товарищеским играм.

— Точно как сборная СССР по футболу...

— Именно так и я говорю постоянно. Потому что эта тема мне хорошо знакома. Сегодня мы в топе; в играх, в которых нет какой-либо ответственности, мы себя чувствуем очень комфортно, показываем качественный бильярд. Но как только начинается другая ответственность... При этом я не могу сказать, что Иван в этом компоненте слаб — психологически он достаточно крепок.

Вспомним, к примеру, что на декабрьском командном чемпионате мира российские ребята стали третьими. И я считаю, это по большей части Ванина заслуга. За весь турнир он проиграл всего один фрейм. При этом выиграв три, которые были «контровыми» в рамках командного матча. Иначе говоря, когда матч «подвисает», Иван не проседает под этим давлением. И матчи, проведенные здесь, показали: нет таких провалов по целостности игры. Более того, когда наступает решающий момент, он, наоборот, мобилизуется. По крайней мере так мне представляется со стороны.

Бильярдисту надо укреплять корсет

— Расскажите об интенсивности ваших тренировок. Сколько времени сейчас Иван проводит у стола за день?

— Перед этим турниром именно у стола было по 3-3,5 часа, при том что сама тренировка занимает обычно 5-6 часов. Иногда больше. Здесь мы говорим о том времени, что составляет чистая работа у стола. Естественно, все это через паузы. Минут 15 на то, чтобы, например, попить кофе. Или пойти пообижаться — на то, что не получается.

Для себя я веду статистику, чтобы понимать, когда он просаживается, где чего-то не хватает, в какой момент чувствует себя хорошо, а в какой концентрируется хуже. Пока это лишь мои собственные наблюдения. В начале он обычно выглядит вообще идеально, первые полчаса можно давать любые упражнения, ни в одном не испытывает затруднений. Потом начинаются некие периоды проседания, затем снова...

— Говорят, что многие, кто занимается бильярдом профессионально, проводят у стола по 6-8 часов в день. Насколько, по-вашему, важно — или может, наоборот, не нужно — в таком режиме брать паузы, которые можно назвать разгрузочными? Чтобы, в общем-то, отдохнуть от бильярда.

— В какой-то период это надо делать обязательно. Ориентируясь на состояние игрока. Ведь может случиться период, когда, что бы ты ни делал, ты видишь, что спортсмен пресытился. В таком состоянии он не будет работать так, как тебе хочется. Это все равно дает результат, но не такой, какой нужен.
Процесс не должен превращаться в рутину, важны некие эмоции. Если спортсмен что-то делает, но это уже лишь видимость, а фактически он не выполняет заданную работу, — тогда проще собрать вещи и уйти. Например, в тренажерный зал. Или поплавать, побегать. Даже если мы не выполнили весь намеченный объем. И наоборот: если отлично идет, или если я вижу, что пока у него не получается, но он способен это сделать — надо продолжать.

Ведь как бывает: смотришь на человека и видишь, что он пустой. Может, не выспался, или еще что-нибудь. Тогда заставлять работать «из-под палки» бессмысленно. Он тогда делает «на автомате», допускает простые ошибки — и вырабатывает то, что я называю неправильными рефлексами. И вот это состояние бывает очень нелегко уловить.
Наверное, в этом и есть основная задача тренера: видеть, контролировать и направлять. Чтобы вот здесь не залезть куда не надо, а здесь не упустить, доработать. Найти, в общем, золотую середину, чтобы человек и не пресытился, и не отдыхал. Открывал всё новые рубежи и как можно дольше поддерживал тот максимум концентрации, который необходим для его работы. Тогда это рано или поздно обернется каким-то качеством.

— Какое внимание в работе с Иваном вы уделяете физической подготовке? Это особенно интересно, учитывая ваш опыт работы в командных видах спорта.

— Пока недостаточно большое. В последнее время были определенные сложности в этой области. Надеюсь, по возвращению домой будем добирать в этом компоненте.
В бильярде (как и в любом другом виде спорта, где требуется огромная концентрация) физическое состояние имеет очень большое значение. В этом, на мой взгляд, и заключается наша проблема на турнире — по причине его длительности. Каждый следующий матч — нет эмоций. Нет того огонька. А нет их не оттого, что они вовсе отсутствуют, а оттого, что ты проседаешь. Я считаю, что чем человек физически сильнее, тем дольше он будет удерживать этот промежуток.

— Можете ли вы дать пару советов нашим играющим читателям, какой род физической нагрузки способен помочь лучше всего? Беговые упражнения, приседания? Или больше нужна аэробная нагрузка?

— Аэробная нужна в любом случае, потому что тренирует выносливость. Это то, что необходимо в первую очередь. Но следует иметь в виду, что нагрузка должна дозироваться. Нельзя неподготовленному человеку сказать «вот, беги или там, плыви — и умри». И по этой причине нельзя давать такие советы заочно, без учета особенностей адресата. К тому же я не могу давать конкретные рекомендации по данному вопросу, не поварившись в этом виде спорта достаточное время.

Могу сказать о каких-то общих вещах. Я вижу такую проблему: у стола ребята проводят очень большое количество времени в одном положении. Это чревато тем, что после 30 лет могут появиться такие осложнения, которые не позволят не то что играть, а нормально жить. Поэтому акцент в физических упражнениях должен быть на мышечный корсет — на спину, на пресс.
А в общем смысле есть множество упражнений, которые подойдут: статические, динамические, в зависимости от общей функциональной готовности... Эта работа никак не влияет на чувствительность ваших занятий у стола.

Плавание обязательно, потому что расслабляет мышцы. Нельзя получать физическую нагрузку одного типа и сверху еще добавлять другую, упражнениями. Нужно как-то разгружать, возвращать все в прежнее состояние. И тогда, думаю, будет легче и в бильярдной игре, потому что здесь мы снова возвращаемся к теме рефлексов на фоне усталости. Из-за усталости психологической, моральной, физической — начинается проседание.

Вот на нашем примере: когда мы свежие, после выходных, когда над нами ничего не висит — мы показываем уровень, который уже давно соответствует тому, что я вижу в телевизоре. И мы показываем все лучше и лучше — пока не попадаем на соревнования, где начинается вот эта ответственность. День, другой, две, три, четыре игры... В таком режиме, как он сейчас пытался играть, это очень тяжело. Вот и играя с болгарским игроком здесь, уже терпел, потому что было тяжело. Уже не было задора.
И это нормально. Нормально, потому что в таком режиме он работает всего лишь около месяца. Мы переговорили, кое-что поменяли. И мне — я сейчас говорю со своей точки зрения; повторю, я всего лишь занимаюсь статистикой — мне комфортно от того, что он здесь показал. Само собой, не очень комфортно от того, что мы проиграли — но, с другой стороны, может быть, было еще рано выигрывать (улыбается)?

Продолжение следует. Вы узнаете:

- как повысить качество тренировок
- особенности психологической борьбы
- как россиянину попасть в мэйн-тур
- чем бывает чревата поддержка болельщиков





Очень круто, спасибо! Такого контента не хватает.



Вечно на такие вещи времени не хватает. Спасибо Михаилу за то, что приехал в Киев и сделал много классных интервью во время Кубка Независимости.


Изображение пользователя Пешев Вадим.

Отличное интервью, Михаил! Не банальное)


Вадим Пешев


Изображение пользователя Mikhail.

В первую очередь адресуем благодарность Евгению Васильевичу: за то, что согласился на беседу, и за то, что ему есть о чем рассказать.

Как говорил уездный доктор из к/ф "Формула любви", коли доктор сыт - так и больному легче :)) В данном случае - когда перед тобой столь интересный собеседник, то с ним можно очень плодотворно пообщаться.



"Как говорил уездный доктор из к/ф "Формула любви", коли доктор сыт - так и больному легче :)) "
Михаил, а чем "доХтора " кормили, салом или борщами???


Изображение пользователя Mikhail.

Посмотрите картину, не пожалеете ;)



Михаил, при чем здесь картина???
"Как говорил уездный доктор из к/ф "Формула любви", коли доктор сыт - так и больному легче :)) В данном случае - когда перед тобой столь интересный собеседник, то с ним можно очень плодотворно пообщаться."
Если я правильно понял ваши слова, под доктором вы себя имели ввиду... Вот я и спросил - чем "доХтора" кормили??? Очевидная логическая цепочка - Киев-доХтор -хорошее интервью-чем таким вкусным кормили...


Изображение пользователя Mikhail.

Нет, как раз не себя. Картина при том, что цитата оттуда. Капитан Очевидность работу закончил :)



Что то мы футболисты ,по окончании карьеры в бильярды бросаемся.Отличное интервью.Поддерживаю, что много часовые тренировки не всегда на пользу.Отрегулированный процесс, полезней чем изнурение.


Изображение пользователя Mikhail.

Не думаю, что "карьера футболиста" в данном случае закончена, с чего вы взяли?



Михаил ,не понял вопроса,закончена в силу возраста.


Изображение пользователя age.

Тоже 20 лет в футбол отыграл. Куча травм. Тяжело в миньке с молодежью и их скоростями бодаться

Просмотр комментариев

Выберите удобный способ просмотра комментариев.